• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказки (список заголовков)
22:15 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
-эй, - сказала она, прихлебывая из чашки медовый чай, - хочешь я тебе кое-что расскажу?



-это что-то безумное?



-о, еще как!



Она заворожено улыбается жемчугом, по-детски наивно и наиграно прищуривает голубые глаза. Золотые локоны рассыпались дождем по плечам, а он все любовался, как хрупкой рукой она тянется через весь стол за кусочками фигурного сахара.



-ну не томи, Алиса!



-конечно-конечно, сейчас-сейчас!



Она обводит взглядом кроличью нору, хозяина чаепития, Шляпника, спящую мышь, словом всех, кто был и, вздохнув, выдает:



-вы просто умрете со смеху, когда это услышите!



-мы все немного сумасшедшие, так что не удивишь…



____________________________________________________



Да, Алиса, расскажи им, что ты задумала…



ну? Чего ты стесняешься? Чего ты боишься?



Злой ведьмы?



В этой сказки ее нет…



Мачехи?



Это было у Золушки…



Красной королевы?



Боюсь она тут не причем…



Давай, Алиса, расскажи нам, что у тебя творится в голове…о чем ты мечтаешь сырыми ночами, сидя на карнизе с промозглым мартовским ветром…что ты чувствуешь, видя улыбку чеширского кота?







-шляпник…друг мой милый, шляпник…ты стар, как этот мир…ты безумен, как тысяча безумцев…ты прекрасен, как полная черная луна, на белом небе…шляпник, зачем ты случился в моей жизни? Что я сделала такого плохого, что меня угораздило обезумить, как и ты?
По тебе?
-эй, шляпник, а ты знаешь, что это такое, скучать ночами?
-шляпник, понимаешь, в моей голове тикают часы, их ритм отбивает твое имя…твое настоящее имя…
-шляпник…мне так жаль, что дети вырастают, а я так и не смогла остаться в твоем мире…
-мне так жаль, что мне все это приснилось…что ты оказался не настоящим, что ты где-то в подсознании на странице старой книги, зашит в подрамник моей картины…
-шляпник, я знаю, что все могло бы быть иначе, что могли быть мы и могло быть….
-нет, прошу, дослушай! Ты просил безумную историю, так вот тебе тирада полная безумства, бессмыслицы, как шалтай-болтай, мой рассудок сидит на стене и вот –вот свалится, раскачавшись в не ту сторону…
-шляпник, милый мой, шляпник, почему ты не приходишь больше ко мне?
-почему ты забыл дорогу через мое зеркало?
-я смотрю в него часами, ночами и днями напролет, в моей вселенной больше нет самой горячей и яркой звезды, в ней больше нет полюсов и рек, здесь нет планет, пригодных для жизни…
-здесь есть один астероид окованный льдом…
«нов в нем пламенный центр»
-это сердце, мой милый, это сердце, которое я заточила, для тебя…
-в обсидиановой клетке оно ждет, когда ты за ним вернешься…
- а ты все не приходишь…я устала ронять эти хрусталики слез и ранить им руки…посмотри, они все в шрамах, они отливают синюшностью от вздувшихся вен и мелких синяков…
-шляпник, ты же знаешь, твоя Алиса больше не может пробиться в твой мир…она теперь принадлежит миру лжи и цинизма, стереотипности и системы…миру, где нет права голоса, где ты можешь закончить самым гнусным способом, где нет правых и виноватых, а есть коррупция, политика и огромные люди..мир, в котором расти было страшно…
-без тебя мне было дико страшно…я каждый раз засыпала и ждала, что ты возьмешь меня за руку и отведешь к своему столу…что я вновь окажусь там, где мне все любо и дорого…но я просыпалась в холодном поту…я спиной ощущала острые кинжалы зависти, прожигающие взгляды ненавистных мне людей, без тени фантазии…без капли здравого смысла…
-дорогой мой, шляпник, иногда меня посещала мысль, что пора заканчивать это все, что это не для меня, что я теперь понимаю, почему Питер Пэн не хотел взрослеть, почему детей выгнали из Нарнии, я теперь понимаю, почему взрослые говорят детям, что не надо торопиться, что все это дерьмо еще впереди…наслаждайся…
-о, какая я была глупая, шляпник, как я жалею, что не дышала полной грудью, рядом с тобой, что только сейчас, с ужасом в остекленелых глаза я понимаю, что вот твоя рука, а я не могу дотянуться до тебя…что мне стоит захотеть и ты придешь…уже выдуманный мной…мной взрослой…
-во что мы превратились?
-ты так изменился, я уже с трудом вспоминаю, как ты выглядел в последнюю нашу встречу…
-знаешь…мне кажется, что если ничего не срастётся и ты не разобьешь это чертово зеркало…




Я просто закончу эту сказку…
________________________________________








-ты знаешь, что про нас ходят слухи?



-слухи?



-да, что одна сердобольная тетка лет пятидесяти поинтересовалась, а знаешь ли ты, что я почти женат и что нехера мне оказывать знаки внимания? Правда, я не знаю, с чего она взяла, что я почти женат…но суть не в этом…



-я бы на твоем месте присек эти слухи, пока я не добрался до горла этих сердобольных теток пятидесяти лет…



-а зачем? Давай их позлим.



-ты в своем уме?



-не, ну а что? Мол у нас с тобой вообще все заебись, пусть подавятся…



-во-первых нет нас! Во вторых ты свалишь летом отсюда, а я потом век не отмоюсь на втором этаже от этого всего!



-не задача



-согласен







(с)разговоры



_______________________________________________________



-я хочу себе револьвер



-тогда и мне



-тогда, чтобы было 2 пули



-не, мне побольше



-вообще-то я хотел себе револьвер с одной пулей…



-стоп! Нененене! Я ни кому не доставлю такое удовольствие, запомни это!



-я услышал тебя…







(с)разговоры



_______________________________________________________



-о, это все мне?



-все последние 400 рублей с карты?



-пф…я стою дороже…







(с)разговоры



_________________________________________________________



Сколько же волшебного говна содержится в моей голове?



Сколько всякого дерьма оно может выдавать в массы, забрызгивая всех прозрачной пеной?



С каждым вечером мне все четче кажется, что я скоро просто закончу все…поставлю тупую точку, лишь бы не мучатся…в первую очередь окружающих…а уж остальное…остальное как-нибудь само разрулиться…он найдет себе новую ездовую лошадь…сайт ни куда не денется, до меня оно фундаментально колом стояло и после меня стоять будет…другой вздохнет спокойно, что я перестану маленькой серебряной ложкой выедать ему мозги…чертовы завистники наконец-таки восторжествуют, что на этом поприще они остались единственными звездами…ведь ни кому же не было интересно, чего хочу я…



Знай, шляпник, иногда я очень рад, что тебя нет в социалках…я слышу тебя каждый день…но не могу сказать самое главное…шляпник…знал бы ты, что такое безумно нравится и просто тихо улыбаться, когда ты не можешь дотянуться…наверное я что-то делаю не так…прости…мне инструкцию при рождении не выдавали…



Говорят, если вселенную о чем-то попросить, это может исполнится…я наверное исчерпал все запросы…







Но…







Пожалуй я попробую еще раз…может быть получится…







Эй, шляпник…а что ты чувствуешь?







________________________________________________________________



Не спеши, когда глаза в глаза...



Не спеши, когда спешить нельзя...



Не спеши, когда весь мир в тиши...



Не спеши...



(с)





@темы: сказки, переписка с тишиной, осколки, записки сумасшедшего, задумалось

21:25 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
меня все чаще посещает ощущение далекого 2008
он дергает за рукав и тормозит по середине дороги
вчера я почти угодил под колеса автомобиля, резко остановившись на перекрестке
а он все тянул меня за рукав и шевелил губами
но сквозь белую пелену густых хлопьев я ничего не видел
ветер срывал с его обледенелых губ радостные улыбки и уносил в непроглядную ночь

-между первой и второй промежуток не большой!
-между первой и второй кардиостимулятор...заканчивай
-бубубу, злой полицейский


тяжелая подошва придаторов втаптывает талый лед в мрак луж
я переминаюсь с ноги на ногу возле полуночного кафе, беспрерывно курю
мы таскаем кофе из всех ближайших забегаловок не останавливаясь ни в одной дольше чем на 3 оборота стрелок
первый случай возвращения был в начале недели
я шел с работы и задел плечом бухого мужика
нас развернуло лицом к лицу и кнопка "стоп" сработала в момент

второй раз это произошло в супермаркете на эскалаторе
я спускался со второго этажа, когда мальчик лет 5 долго конючил у автомата
медленно поворачивая голову в его сторону, я почувствовал укол под ребра, как тычок
а мальчишка посмотрел мне в глаза и искривил губы в издевательской усмешке

и третий момент произошел вчера
я остановил весь перекресток, когда внезапно, не понятная сила заставила меня замереть на месте
порыв ледяного ветра ударил мне в лицо, размазывая по очкам пушистые мокрые снежинки
вокруг толпились люди
я предполагал, что вот он, мой бессмысленный конец, когда меня встряхнули

мой 2008
он был весь мой
-Аз, о чем ты думаешь?
-да так...не о чем...
-тогда передвигай ногами, иначе мы не успеем на переход
-да...
-точно все в порядке?
-в каком-то разбросанном
-поехали, я провожу тебя...
-нет, спасибо...я сам...да...я сам...


...разжигать и не греть...

...смотреть на мир через стекло...

...умирать, но только не болеть...

...потом ведь скажут "повезло"...


@темы: сказки, переписка с тишиной, записки сумасшедшего, задумалОсь

22:20 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
я просто пойду
куда-нибудь
за море тумана
...
пойдешь со мной?



@темы: сказки

23:26 

записки из...2

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
"Свяжи Азазела по pyкам и ногам и положи его во мpак;
сделай отвеpстие в пyстыне, котоpая находится в Дyдаеле, и опyсти его тyда.
И положи на него гpyбый и остpый камень,
и покpой его мpаком, чтобы он оставался там навсегда,
и закpой емy лицо, чтобы он не смотpел на свет!
И в великий день сyда он бyдет бpошен в жаp."

-нет,не моя,нет,не такая!
-не она!
-не наша!
вокруг были разбросаны клочки ткани, пуговки и детские носочки, рваные куски оборок и бусинки от бантиков и лент...посреди залитой золотыми лучами комнаты, на голом холодном цементе стояла маленькая девочка и закрыв лицо руками молчала...
ни кому не отвечая, она боялась даже дышать...ей казалось, что моргни она и самое плохое случится...как же так, в ее прелестной головке с мягкими медовыми кудряшками, не укладывались все эти ужасные слова...что значит "не наша!"...а чья тогда?..разве бывают дети ничьи?..наверное они все ошибаются, вот смотрите...у нее нос, как у дедушки, а глаза как у папы...смотрите, смотрите, даже родинка на щечке есть...
а черные тени все растут...они нависают черными исполинами над крохотной фигуркой, разрывая стальными когтями ее неокрепшие чувства, кромсая маленькое сердечко, сминая радугу воспоминаний...они превратили все в красное и черное...
-посмотри, что за девчонка!
-чужая какая-то!
-где ты ее нашла?
хрустальные глазки стекленели, все четче ограничивая радужку...на фарфоровом лице застыла маска созидания и вечной грусти...она стояла посередине этой большой комнаты, среди кучи пыльного мусора и обрывков ткани...маленькие ладошки закрывали лицо...ей было просто страшно...
мы все чьи-то, мы все с кем-то...
нельзя так...
правда?

Вечная зима, лица изо льда мы стали
Кем нас пугали в детстве.
Не сойти б с ума, раз и навсегда
Навстречу солнцу спасаясь бегством
(с)


в большой пыльной комнате, в квадрате обшарпанного бетона, на высоком стуле она сидела и смотрела в окно...смоль черных волос ниспадала по плечам, обрамляя восковое холодное лицо, глубокие синюшные тени залегли вокруг усталых хрустальных глаз, время все так же сохраняло эту бездушную маску созидания...
безжизненные хрупкие руки покоились на коленях, еле удерживая за рваную лапу плюшевого кота...тусклое пятно чьего-то забытого детства...
сотни лет напролет она рассматривала осколки талого неба не придавая значения происходящему...много миллионов секунд назад время треснуло и разбилось, выталкивая ее тщедушное тельце на поверхность, вон из тягучего мыльного пузыря...окрашивая в глянцевые тона ее жизнь...ее мысли и ее саму...
Год за годом с утра я открываю глаза
В насквозь промокшей стране, где как и утро назад
Я вижу над головой - свинцово-серый картон
И мне так хочется верить, что солнце - это не сон
(с)

белоснежка так и сидела бы тысячи лет напролет в своей выдуманной башне, отгородившись мегатоннами ядерной волны от окружающего ее мира, продолжая запираться в узловатый мешок сажи, созидая окружающее, пока ей не протянули руку...
маленькую пухлую ручку в белой детской ночнушке из молочного ситца...голубые кукольные глазки с живым интересом рассматривали этот латунный ореол, а бархатные алые губки шевелились в немом вопросе...белоснежка не слышала ее, но сосредоточилась на мягком тепле, что источало это создание...такое...золотое...
-снежка...бело...снежка...
И на своей луне вижу я, как во сне,
Я вижу солнце!
(с)

в этот момент, тысячи минут назад, маленькая девочка в тусклой комнате, продолжая закрывать ладошками личико громко закричала...
дождь разноцветных осколков рассыпался вокруг снежки, разбивая старую фарфоровую куклу, кромсая плюшевого кота...
мы все чьи-то
мы все с кем-то

@темы: сказки, переписка с тишиной, осколки, записки сумасшедшего

15:48 

записки из...шкатулка пандоры...

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
у всех есть свои маленькие секреты,есть огромные коробки с тайнами и величественные шкафы с скелетами...
все прячут козырь в рукаве, скрывают кролика в шляпе и обязательно во время достанут кота из мешка...
одним словом у всех есть свои тайны, которые держат на виду, что бы ни кто не мог их найти принимая изначально за чистую монету то, что на самом деле является оборотной стороной медали...
а ты скрываешь что-нибудь?
она скрывала...бережно хранила в старом покосившемся сарае огромный сервант, занавешенный бесцветной парусиной...тонна пыли и паутины оплетали эту громадину, но неизменно правый угол ткани всегда был чист и со временем отполирован и затерт...каждый раз, в ходе какой-либо пространной беседы или откровенного диалога, она забывалась и вдавалась в лишние подробности и с величайшим ужасом понимая содеянное, он срывалась с места, оставляя оппонента в полной растерянности и недоумении и скрывалась в ночной мгле под танго хаотичных снежинок и аккомпанемент ветра...
она бежала по узкой дорожке, сквозь вековые дубы и остроконечные осины, размазывая на ходу потекшую от слез туш...сердце, захваченное в плен адреналином, подступало к гортани, с каждым шагом пытаясь выскочить или разорваться на миллиард осколков...с тонких алых губ срывалась молитва во славу всем мыслимым и не мыслимым богам, небу и земле, что бы только полог парусины был не откинут...
и так каждый раз...она бегала туда, как на работу, ничему не учась...по своей природе она не умела держать язык за зубами и часто срывалась в разговорах, лишь бы ни кто не узнал ее тайны...
и не открыл эту маленькую шкатулку пандоры...
и сервант каждый раз был запечатан...сургучная печать с ручек не сорвана, а парусина так и оставалась оплетенной пылью и паутиной...тонкой ручкой она приподнимала кусок занавески, что бы убедится, что все на месте и каждый раз вздыхала с превеликим облегчением, опускалась на замызганный дощатый пол и обхватывала колени руками...так она проводила часы и дни, убеждая себя, что настанет тот момент, когда надо будет все показать, раскрыть сервант и достать все потаенные желания и тайны, показать их кому-нибудь...ведь шкаф переполняется и с каждым разом, все большее количество тайн ускользает или забывается, превращаясь в перемолотую труху, просачиваясь песком сквозь пальцы...
после она спокойно вставала и уходила обратно в дом...петляя меж громадных черных деревьев, что бы сбить с следа охотника до ее тайн...
были и такие...
была и она такая...
и вот однажды, она вела довольно обыденный разговор, подвергая собеседника к открытию своей шкатулки, ее голод было не заглушить обыденными карманными секретами, ее сердце жаждало нечто фееричного, баснословно огромного и умопомрачительного, словно предвкушая экстаз, она пододвигалась к собеседнику все ближе и ближе, ловя каждое его слово, жеманный жест и смущенный взгляд...еще секунда и он проронит эти сокровенные слова...
в час глубокой ночи
с его пухлых алых губ сорвались эти желанные слова...на эту ночь он стал самым страстным ее любовником, все уверенней он рассказывал ей свои тайны, свято веря в то, что дальше этой огромной гостиной они не уйдут...что она похоронит их в пламени очага камина, а тем временем она незаметно складывала их в резную шкатулку, стоя у мраморной полки, сладко и страстно улыбаясь и поглощая каждый его секрет с все новой страстью...
так протекали ее дни и часы досуга...
в одну холодную морозную ночь в резную кленовую дверь постучали...он устало смотрел в ее светлые глаза и тяжело привалился плечом к косяку...сколько скорби и тяжкого одиночества сквозило во всем его теле, жесте и словах...он сухо и скупо отвечал ей на вопросы...из-за длинных смоляных волос не было видно глаз, только бледную кожу и потрескавшиеся тонкие губы...четкий профиль и точеные скулы...
она усадила его в огромное кресло и подала глинтвейн, подойдя к каминной полке с новой шкатулкой, она вела все ту же пространную беседу,заискивающе и чувственно меняла положение своего тела и выражение глаз, старалась всячески привлечь его внимание и расположить к себе этого странного темного гостя...
внезапно он улыбнулся и откинув вороновые пряди с лица сверкнул рубиновыми глазами...
-я знаю все твои тайны...
в глухой темноте зимней ночи, в далеком лесу красной шапочки, слева от логова серого волка и домика трех медведей раздался оглушающий хлопок и алое пламя взмыло в тугие черные небеса...они плакали хрусталем снежных хлопьев и матушка природа ниспослала ледяную бурю...
в щепки был разрушен шкаф и в мелкие клочки разорвана серая старая парусина, по замызганным доскам растекалась вязкая, склизкая, черная в безлунной ночи, кровь омывая бездыханное тело охотницы..
на перекошенном страхом и ужасом лице этот полночный незнакомец оставил свой сладкий холодный поцелуй и поднял с ее груди маленький стеклянный шарик...
в пустой и вязкой ночи буря стерла его следы

а у вас есть тайны?

@темы: сказки, переписка с тишиной, осколки, записки сумасшедшего

23:32 

записки из..атлантида...

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
"таких как ты не существует"
совершенство можно слепить из пластилина, глины, сотворить из латекса или изваять из чугуна...
совершенство можно нарисовать, вышить, придумать и жить с этим образом, голодая и мучаясь...
она каждый день вставала с этой мыслью, что ее совершенство смотрит на нее из зеркала, что оно нависает невидимой дымкой рядом с ее плечом и следует за ней по-пятам...спустя столетия, она ощущала его присутствие, если бы то был живой человек и ванну принимала заливаясь краской...
каждый раз она ждала,как на запотевшем зеркало, он тонкими пальцами выведет ее имя, начертит символ, все равно какой, лишь бы дал ей знак, что он существует, что он рядом с ней и чувствует ее...
она просыпалась и засыпала с этим образом в голове, с ощущением аромата его парфюма и теплым дыханием на своей обнаженной коже...
а потом ее зеркало разбилось, ванна раскололась и в окна ворвался ледяной шторм...ее носило по волнам безумия, разрывая на части теплое бьющееся сердце, потому что в чужом смехе над ее мечтами раздались отголоски сквернословия...она вливалась в бурю неудержимых эмоций, сгорая в собственной ненависти и
безропотной холодной ярости...кто-то посмел сказать твердое "нет" ее мечтам, ее словам и ее поступкам...кто-то посмел нарушить это тихое omerto, расколотив серебряные зеркала...
она превратилась в смертоносное торнадо, обрушивая ледяные ливни на аметистовые поля и выла, словно раненая волчица...она рвала на себе волосы, тонкими пальцами царапала бледную кожу, почти прозрачная, с набухшими желваками и синими венами по всему телу, извивалась и крутилась как юла...
кто-то посмел высмеять ее и ее мечты, ее мысли и ее возможности...они толкали ее в спину и смеялись, громко кричали и тыкали в нее пальцами, как в прокаженную...ведь нельзя мечтать о том,что никогда не сбудется, ведь нельзя говорить в слух то,чего не существует,ведь нельзя даже помыслять о том,чего нет...
эти запреты ложились оковами на ее руки и ноги, тяжелыми цепями обвивали ее тело и заклеивали сургучом глаза и рот...все это неумолимо тянуло ее на дно людской злобы и обыденности, бесприкословного подчинения и монотонной подвижности...она падала на дно великого океана, омывавшего огромный перламутровый остров и по мере погружения ее крики становились все тише, сердце стучало все реже, а слезы превратились в кровь...
в голове болезненно пульсировала мысль...
как так...почему так...что же не так...
они говорили, что так жить нельзя, что пора уже образумится, что нужно делать выбор и придется подчинится...
ее мучило всегда что и кому она должна, какой такой выбор и кому она будет подчинятся...
ее свободы были разрушены, а устои растоптаны
и самое страшное, что он так и не пришел к ней...тот, кто был все это время рядом...тот,кто неоднократно спасал ее и вытаскивал из этого безумного водоворота...
а потом они выкинули ее за борт опутанную всеми своими регалиями...
ее била крупная дрожь, от неудержимой злобы и белой ненависти к ним...
к себе...
она топила этот несчастный лазурный остров, разносила раскаленными до бела молниями сушу,откалывая шмат за шматом сушу...
в одну минуту она превратила этот необъятный материк в мелкую пуговицу и руки ее окаменели...налилось свинцом все тело и бросило в ледяной жар...
перед безумным взглядом разъяренного торнадо,сквозь плотные завесы черных туч пробивались золотые лучи...
незнакомец,державший в руке карамельного цвета шарик, улыбался теплотой...
он говорил на не понятном ей языке, продолжая улыбаться и приближаться к ней,тянул руки...
в неистовом ужасе она сжалась перед ним в комок, закрываясь от этого яркого света, превращаясь в мелкую точку,покрываясь тонким стеклярусом из ляпис-лазури и трясясь от страха...
горячие слезы и тупая озлобленность,это все что осталось в ее маленьком разрушенном мирке,давая волю ледяным морским просторам...
в его руках покоилось два хрусталя...
из карамели и мятного мороженного...
он продолжал улыбаться растворяясь и только рубиновые глаза сверкали в полумраке пустого утонувшего мира...
Прежде чем испробовать морской пены,
Я хочу запомнить этот Свет белым,
Я хочу увидеть на скале город,
Бешено колотится в груди кто-то!


@темы: сказки, переписка с тишиной, осколки, записки сумасшедшего

00:09 

записки из...

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
Закройте все плотно двери, что бы вам меня не видеть,
Что бы вам меня не слышать, я буду сейчас петь.
В моей голове есть мир, красивый и только мой мир,
Добрый и вечно живой, мир, где всегда весна.

Дайте мне встретить рассвет, последний раз встретить рассвет,
Последний раз встать у окна, и что-то не громко спеть...(с)

в ее жизни всегда было все наперекосяк...странным образом, улыбаясь она навлекала на себя безумную злобу...ее взгляд, в который она вкладывала каждый раз максимум теплоты и обаяния, не выдерживали сильные мира сего,они грубо отталкивали ее от себя и с криком, закрывали лицо...
в ее жизни всегда все было вверх дном...от интонации голоса, что воспринимали ядом очковой кобры, до движения руки, словно замахиваясь она хотела кого-то ударить...
в далеких своих воспоминаниях она не понимала, что происходит и по какой причине окружающий ее мир стал на столько жесток, невыносимо далек для нее и беспробудно отчужден...протянутые руки всегда встречали болезненный удар от близких и родных, безжалостный шлепок от самых верных и преданных, взмахи острых бритв от сильных и мудрых...ни кто не принимал и не воспринимал...тем самым ее недоумение росло, ширилась злоба в теплом сердце, раскаляя его до бела и остужая до глубокой синевы, на задворках сознания, тогда еще не понимая четко, что ее мир сгорает до основания, плескался жидкий свинец и ртуть...с каждым ударом, она все тверже стояла на ногах и отчаяние и злоба все интенсивнее питали юную душу, оставляя самые глубокие шрамы и ожоги, какие можно получить прыгнув в костер с разбега..
в ее жизни все стало черным...
гладью оникса и сердолика застелило глянцевое полотно и морозный ветер шнырял из угла в угол..
она стояла по середине всей этой безмятежной пустоты и закрыв руками лицо смеялась в свое отражение...смеялась и плакала, пытаясь понять, что же такое происходит с теми, кто ее окружает, почему они так смотрят на нее и почему ни кто не хочет с ней играть...маленькое, теплое создание, кусочек чего-то очень далекого, еще бился за право существовать в новом пустом мире, она шарила ядовитым взором, выцарапывая мельчайшие детали, ища то, что не дает ей полностью растворится и окаменеть...одеть пуленепробиваемую броню и вскинуть пару ручных пулеметов...
в ее жизни всегда все было через одно место...
она тянулась к этому маленькому золотому комочку, источавшему первородное тепло и скулящее в надежде обрести покой и защиту, она тянула свои лапы, предвкушая как сжимает тонкие пальцы на беззащитном белом горле и с упоением слушает музыку ломающихся детских шейных позвонков...
но по рукам...снова кто-то бьет ее по рукам и в порыве безудержной ярости, она вихрем взмывает до небес, источая самое ледяное презрение и безумную злобу...яд капает с потресканных губ, а в глазах застыла удушающая стена, целое цунами, безмолвных слез...это позабытое чувство побитой собаки, когда тебя отвергли все, кто только мог, когда тебя били и пинали, когда ты твердо знала, что ни кому не нужна, что галочка в твоей жизни уже была поставлена и план выполнен, ты выжгла все и снова, кто-то посмел тебя ударить...
кто-то вторгся в ее мир...
кто-то принес с собой красное тепло...
аромат лилий и корицы разливался по глянцу оникса и сердолика, переплетаясь с запахами дождя...
в ее мире снова все изменилось...
она осталась слабой и безвольно, напрямую зависящей от чужого и привязанной к материальному...она осталась такой же, как сотни лет назад, с непониманием в глазах и отрицанием реальности, но она облачилась в вороненую сталь и закрыла лицо безмолвной керамикой багрянца...
ее раздирало изнутри каждый вечер...в криках и слезах, с разбитыми костяшками пальцев, с расцарапанными руками и лицом, она падала на кровать и засыпала...каждую зиму напряженно вслушивалась в чьи-то далекие шаги и разв год упорно ловила те странные ароматы корицы, лилий и дождя...кто-то пробивался в эту гладь, ковыряя литую броню...весной каждый раз, словно превращаясь в дикую кошку, она неотвратимо слышала чей-то зов, сладких с хрипотцой песен...
и мир ее стал серым...
латте закрутилось в медовой чаше, становясь все слаще и слаще...
кто-то проковырял маленькую дырочку, чудовищный микроскол в граните...
туда несчадно задувал арктический ветер...
и тогда она решила, что пора найти это существо...нельзя оставлять безнаказанным того, кто посмел нарушить границы охотящегося хищника...ни кто не смеет вторгаться в ее владения...и ломать эти хрупкие границы, что выстраивались кирпичик за кирпичиком столько лет...
она смотрела в эти рубиновые глаза напротив...
в руках иноземец держал ее собственное живое, что не смогла она тогда убить...
выкорчевать из себя остатки тепла и света...
что мучило ее столько времени, что не давало ей окончательно отодвинуться и отвергнуть окружающее ее пространство...
иноземец улыбался и что-то говорил...губы шевелились, но слов не разобрать...в налетевшей черной буре, было собрано все ее отчаяние, вся ее тоска и беззащитность...она упала на колени, в хлопья белого снега и взвыла, словно раненая...горячие слезы текли по белым щекам, обжигая...
она выла нечеловеческим голосом проклиная все вокруг и себя в первую очередь, за слабость и любопытство, за безвольность и тягу к живому и теплому...она ненавидела себя в тот момент больше, чем всех тех, кто причинил ей столько зла, чем то, что она сотворила с собой и еще долго будет ломать и крошить дальше...
в ее жизни настал красный рассвет...

Мы же больные люди, в нас лишь больные мысли,
Вечно больные взгляды, видим больные сны,
Но доктор сказал: "Так надо", доктор всегда излечит,
Надо только поверить, что он никогда не врет...(с)

@темы: сказки

22:26 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
ты снился мне сегодня
первый раз за столько дней
лет
за белыми окнами черная зима и крупные хлопья снега
в распахнутые створки рам вбивается острыми порывами морозный ветер
терзает мои оголенные руки и бьет когтями по щекам, оставляя на белом алые цветы
я почти ничего не вижу из-за слезящихся глаз
мутными обликами вдалеке растворяются силуэты
а сквозь них проступает угловатое очертание ажурного здания 14 века далекой германии
острые пики готичного собора
яркого,как алая кровь...
стены багрового цвета
кровля чернее ночи
и потом ты
заходишь ко мне в комнату и берешь за руку
ты снова приносишь с собой ароматы антисептика и апельсинов
от твоего прикосновения я рассыпаюсь на миллион азотных осколков и просыпаюсь
в комнате все так же темно и в распахнутое окно вяло задувает московский ветер....
а у тебя там снег
много снега
красного
на белых рябинах

@темы: сказки, переписка с тишиной, записки сумасшедшего

01:28 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
я нашел ветку в метро
по которой ходят составы и ты чувствуешь себя, как в электричке
что приехала из 1948
при этом ощущение,что взлетит и развалится одновременно
но она походу дела на бензине
так что ощущения, что ты на старой шестерке чешешь по рельсам не покидало последние 30 минут езды


@темы: записки сумасшедшего, сказки

21:34 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
в комнате пахнет зимой
корица, миндаль и кофе
нотки апельсина и свежий грейпфрут
на прикроватном столике стопка книг
Берроуз, Уэлш, Хоум, Борон
ты заходи, я поделюсь с тобой гранатом


@темы: сказки

03:59 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
в мой дом задувает зимой, проталой пустой, отчужденной листвой
в мой дом заливают дожди, неокрепшие снежинки суетятся и стекают по забрызганному подоконнику
в моем доме не слышно речей, все молчит, безучастно кивает на любые фразы
в моем доме поселилась печаль, немоты, глухоты и проказы
моя улица залита светом, ярким, усталым, от вспышек софитов
моя улица молчать перестала, но я все так же упорно ее не слышу
а в доме на против, у самых окон, свесив ноги с перил
я видел, как девочка лет восьми, пускала мыльные пузыри
а в доме на против, на кромке окна, шагал черный усатый кот
я смотрел на них из своей зимы и скучал по этому слову "весна"
мой дом опустел, от звонков и гостей, стало слышно скрип суставов костей
мой дом охладел, от лучей и свечей, синева льдов кругом
в моем доме не видно меня самого, я во тьме наблюдаю
ты приходишь так поздно, обратно в него и я каждый раз медленно таю




@темы: сказки, переписка с тишиной, записки сумасшедшего

00:25 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
Солнце, мне кажется, ты устало светить
Устало быть справедливым и мудрым
Я гляжу на твой негатив
И твержу монотонные сутры
Стихнет шепот песочных часов,
Выскользнут в море алмазные четки
Ты - мой самый несбыточный сон
Самый сладкий и самый короткий
(с)


@темы: осколки, переписка с тишиной, сказки

00:00 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
Лети, ветер, обернись
Вокруг света и явись,
Возьми за собою ввысь
Потерянные души.
И там, у седьмой звезды,
Ты стань снова молодым,
Пускай дождь живой воды
Проклятие разрушит,
И запылают небеса снова!

Лети, ветер, в руки к нам,
Вода с кровью пополам –
Земля пеплом и золой
Огни костров потушит.
И гром молнией сверкнёт,
И тьму светом обернёт,
И вновь ветер нам вернёт
Потерянные души –
И запылает небо новым огнём!
(с)


@темы: осколки, переписка с тишиной, сказки

15:24 

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
а в глазах его чистое небо и солнца улыбка
на ресницах капли дождей повисли
молчаньем звенит его голос,срываясь с припухлых губ

я не вижу тебя и не слышу,я по наитию двигаюсь в твою сторону,вытянув вперед руки,словно слепец
во рту привкус метала и горечи разочарований
а в груди саднит колотая рана разворотившая солнечное сплетение

ползу по крошеву бурого кирпича,в отдалении крики и слышен прерывистый хриплый стон,они толпами устилают пыльный пол собора и эхом набата разоряется колокол...

липкий холод выдирает из сновидений...которую ночь подряд я пытаюсь уснуть и понимаю,что ночь превращается в мимолетное моргание,легкий рывок между двумя крышами усталого паркурщика...
сны становятся все ярче и красочней,но ночь не приносит расслабления ни духу,ни телу
сумбурные образы из бессвязной мешанины запахов,голосов и тел,постоянная смена локаций...
как в плохом кино...

мы смотрим старые пленки,заезженные,с оттенками сепии и царапинами
мы смотрим его,попивая горький кофе в запертых квартирках,ломая заледенелыми пальцами штифты петель

я снова вижу красочные сны

@темы: сказки, переписка с тишиной, записки сумасшедшего

14:51 

12:19

ты будешь моей религией. я буду твоим иисусом. мы дождемся моего второго пришествия. меня повесят. тебя отпустит.
Сколько алого. Все в цвет твоей туники. Алый стекал по балдахину, сливаясь с рыжими красками закатного неба, расплывался по лазурным шелкам и белоснежному телу. Белая вязь жадно светилась на его груди, стараясь впитать каждую капельку ароматной крови. В больших изумрудных глазах гас холодный огонек ярости.
-Ну что вы там застряли!
Сколько раз ты клялся ему, что больше не окунешься в эту вязкую субстанцию человеческого организма. Бессчетное количество раз, ты шептал ему, что больше никогда не возьмешься за посох и пробирки. Ты уверял его, что посвятишь себя исследованиям и разработкам, что настал новый виток в их жизни. Виток времени без войн и крови, без ужаса потерь и постоянной боли в ранах.
И самое страшное, что он тебе верил.
«я сам себе верить не могу…а он…»
В воздухе искрились мелкие золотые пучки разрядов. Пальцы дергало от напряжения, разгоняя лириум по венам. В золотых глазах, в этом голодном янтаре, плескалось безумие.
-Схватить его! Немедленно!
Оглушающий хлопок, до зуда и жжения в ладонях, разлился по комнате, орошая всех присутствующих цепной молнией в тысячи вольт, проходя пучками цепких нейронов и застревая в мышцах. Кровь вскипала в венах и люди лопались, как переспелые гранаты. Их лица, обезображенные ужасом боли и отчаяния, кривились в смешных гримасах, стекая по влажным черепам.
В воздухе витали сладковато-гнилые нотки смерти и разложения. Поджаренное человеческое мясо, сдобренное плазмой вместо крови и загустевшие мозги, ошметками валяющиеся под ногами. Ты переступал через это месиво, безумный коктейль из внутренностей, дерьма и обугленного мяса к последнему живому.
-кто?
Он раздувался на глазах, а в штаны стекали остатки его мужества. Тебя меньше всего волновало, сколько он вот так продержится, лишь бы успел ответить на вопрос, ибо смерть каждого, кто будет загораживать тебе горизонт, будет в сотни раз болезненней и страшнее, чем эта секундная вспышка ярости.
-Лорд Хоут.
Когда твои пальцы разжались, его голова лопнула, орошая все вокруг себя плазменными сгустками.
-значит война…

@темы: сказки

зона теней

главная